+7 (968) 389-00-82
 zakaz@stereo-jazz.ru

Kraut

Краут-рок (нем. Krautrock) — направление экспериментальной и психоделической рок-музыки, возникшее в конце 1960-х — начале 1970-х годов в Западной Германии.

Те из нас, кто застал традиционное советское вечернее бдение за коротковолновым радиоприёмом разнообразного буржуазного эфира, владея при этом иностранным языком хотя бы на уровне десятого класса школы с отметкой "отлично", могли бы попробовать восстановить в своей памяти хронологию появления в британских радиопередачах экстравагантных немецких групп с порой труднозапоминаемыми на слух названиями. И, самое главное, припомнить, в какой момент в ходу стал появляться термин krautrock. 

Для тех, кому сейчас меньше пятидесяти, поясним первоочередную вещь: kraut - это не аналог английского craft, не перевод слова art и даже не зелень с огорода, если вдруг среди нас есть знатоки немецкой кухни. Kraut - это жаргонное название немцев, подобно тому, как в СССР их называли "фрицы", происходящее от (приписываемой) любви континентальных германцев к квашеной капусте (sauerkraut); таким образом, термин krautrock можно было бы перевести как "фрицрок". Посему это название замечательной эпохи в немецкой постпсиходелической сцене не всеми её представителями воспринимается безобидно. 

Как бы то ни было, где-то с 1969 года традиционные островные средства массовой информации начинают отводить в своих колонках и радиотрансляциях заметную долю на обозрение новых формаций из приморской Германии, в частности, Гамбурга, эфир которого в хорошую погоду можно было слушать в Лондоне, куда таким образом стала доходить музыка первых издававшихся на тот момент пластинок с содержанием, отличающимся от мэйнстрима. В числе пионеров были как более-менее перевариваемые Ihre Kinder, так и совершенно ни на что не похожие Kluster, Amon Duul II, Popol Vuh. 

Отличие большинства из этих коллективов от привычного облика поп-музыкантов заключалось в том, что немецкая интеллектуальная молодежь, в том числе и музыканты, вели во множестве коммуноподобный образ жизни с абсолютно индифферентным отношением к тому, что называется деньги, имидж, популярность, то есть, с неким новым мировоззрением, не обязательно, кстати, связанным с какими-то левацкими идеями, а зачастую даже наоборот, абсолютно богемным аполитичным житьем-бытьем. Заработок приносили, в основном, постоянные концерты в немецких городских клубах и барах, а с начала 70-х - еще и некоторое количество продаваемых пластинок. Поскольку такая преданность делу требовала каждодневного труда и регулярных занятий и репетиций, часть музыкальных формаций, слишком уж благостно проводивших время за шнапсом, отвалилось еще к 1971 году, когда начал происходить прорыв краутрока в массовую культуру. 

Примерно в это время британское отделение фирмы Liberty подписало договор с Amon Duul II. Интерес, который проявила заморская публика к вчерашним немецким андеграундщикам, недвусмысленно подсказывал самим местным производителям медиаконтента, что если не сейчас, то потом будет поздно. Так стали образовываться локальные тусовки краутрока в крупных городах - Западном Берлине, Кёльне, Гамбурге, Штуттгарде, - сосредоточившиеся вокруг новых фирм грамзаписи и относительно сносных студий. Берлин объединил сразу несоклько течений краута, каждое из которых было предпочтительно определенной фирме грамзаписи: Pilz собрал более-менее отошедших от психоделии слушабельных серьезных музыкантов вроде раннего Hoelderlin, Popol Vuh, Wallenstien и весьма продвинутых Emtidi. На Ohr издавались - и принесли фирме немало профита - Guru Guru, Ash Ra Tempel. И, конечно, знаменитый Brain, еще зеленый, который не только открыл миру Grobschnitt, Neu!, Cluster, Jane, Spirogyra, Embryo, но и переманил своим дружеским подходом многих музыкантов не только из родной Германии, но и из других стран. 

Франкфурсткая сцена базировалась на недолговечном Bacillus, который заслуживает упоминания хотя бы за открытие Nine Days Wonder, и родительской фирме Bellaphon, давшей свету Nektar и Brainticket, а также огромное количество немецкого фанка и джаз-рока. Выдющимся вкладом в мировую культуру отметилась штуттгардская Spiegelei со своими великими детищами Kraan, Eulenspiegel, Brainstorm и примкнувшим к ним позднее Hoelderlin в своей проговой инкарнации. 

Многих из подававших надежды талантливых музыкантов и композиторов подвели местечковые фирмы вроде +plus+ из Гамбурга, на которой вышла потрясающая по количеству музыкальных открытий пластинка группы Ikarus, однако, ввиду практически отсутствующей рекламной поддержки и пластинка осталась малоизвестной вплоть до краут-ренессанса 90х годов, и группы не стало, а ее основатель сколотил развеселый коммерческий проект Randy Pie. 

Примерно таким образом проходило становление самой краут-сцены в Германии и за ее пределами. Однако, если говорить о ее наиболее известных представителях, то на ум приходят вовсе не самые первые пионеры, а те команды, которым посчастливилось пересечь Северное Море и оказаться в доступности британских студий. К началу 70-х многие маститые фирмы оказались несколько озадачены происходящим в музыкальном мире: с одной стороны, денежные массы, ходящие вокруг современных музыкантов, не столь велики, чтобы на них зариться, с другой - даже самые бедные вроде Soft Machine или каких-нибудь Groundhogs имеют столько почитателей, что тиражи их пластинок приходится переиздавать. Таким оразом многие большие корпорации стали давать контракты чуть ли не всем подряд, как это случилось с CBS, за что ей огромная благодарность от потомков, хотя она и старалась сливать записи малоизвестных новичков в свое голландское отделение; так мир узнал о Birth Control, например, когда CBS выпустила их Hoodoo Man в 1972 году. Liberty, как уже сказано, а впоследствии их правопреемник United Artists стали издавать Can, Amon Duul II и Krokodil, первый диск которых вышел в конверте-шарже на лэбл Liberty; гигант Philips нашел себе Frumpy, а его фьюжновое продолжение в лице Atlantis  попало в руки набравшей в то время небывалую мощь Vertigo. Таким образом, многие получили по лакомому кусочку новой немецкой музыки, которая неплохо продавалась в тогдашних магазинах. 

Не столь тривиально дело обстояло с представителями экспериментального крыла краутрока. Глубокомысленные и почти всегда свободные от какой-либо последовательной мысли концерты Faust, которые стала было издавать аж сама Polydor, то ли не поддавались маркетингу, то ли о них просто забыли, поставив галочку и выполнив пунктик. Ребятам пришлось искать счастья за рубежом, покинуть Wümme Studio, заключить сделку с только что появившейся Virgin Records, умудриться не продаваться и там и, в итоге, на два десятка лет пропасть со сцены. Примерно так же сложилась судьба Neu!, да и многих экспериментаторов вообще. Из этой обоймы действительно уцелеть и прославиться удалось лишь Kraftwerk и Klaus Schulze, да и то благодаря переходу к более доступной подаче и эксплуатации культуры научной фантастики, кибернетики и привнесению элементов танцевальной музыки. 

Совершенно оторванным психоделикам Scorpions тоже пришлось туго, даже не смотря на мощный маркетинг фирмы Brain: пока группа не переключилась на то, благодаря чему и прославилась, то есть, хард-рок и хард энд хэви. А две их первые пластинки находят популярнось отнюдь не у традиционных поклонников "Скорпов". 

Так или иначе, во второй половине семидесятых спрос на странную музыку стал сдавать позиции, уступая музыке доступной и танцевальной. Прежние студенты университетов, являвшиеся основными разносчиками бациллы авангардной сцены и заодно ее же участниками, подросли, женились и перестали носиться со совими пластинками. Новых же студентов вполне устраивали Eruption или Accept, в лучшем случае, Kraftwerk. Так что шансы встретить запись аутентичного краутрока позднее 1978 года приближаются к нулевым: музыканты либо исчезли, либо перестроились на новую волну. А сам авангард стал еще более авангардным, но это уже не история краутрока.

  • Kraut

Теги: Kraut, Krautrock, Краут, Краут рок, Краут-рок